Статьи    Энциклопедия садовода    Библиотека    Новые книги    Карта проектов    Ссылки    О проекте   


Диски от INNOBI.RU




Альгинатная маска с аргирелином: альгинатная маска с аргирелином отзывы ekopiter.ru.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

ПОЧВА - ОСНОВА УРОЖАЯ

Во времена Болотова главным средством повышения доходности хозяйства считалось увеличение количества пашенной земли. Андрей Тимофеевич весьма скептически относился к этому приему. По его мнению, такой путь мог привести к убыткам. Ученый писал, что если в хозяйстве пашни много, а тягловой и рабочей силы мало, то земля не во время и плохо обрабатывается, навоза для хорошего удобрения не хватает и урожаи снимаются низкие. Гораздо более надежным средством повышения рентабельности хозяйства Болотов считал улучшение качества земли, правильное ее использование.

Однако для этого нужно было прежде всего хорошо знать почву. Андрей Тимофеевич Болотов подвергал резкой критике тех хозяев, которые не разбирались в почвах и подходили к ним с одинаковой меркой.

Он писал: «Всякий взирает на земли свои без всякого внимания и затвердил только жаловаться, буде они худы. Каковы бы они отличны от других ни были и сколь по особливым своим свойствам отменного удобрения и уработывания ни требовали, он, однако наблюдает во всем земледелии такой же точно порядок, какой и в других местах употребляется, несмотря, что там земли совсем с другими обстоятельствами сопряжены. Происходящую от того худую пользу приписывает он не сей погрешности, но ставит на счет худобе земли своей; и потому заключает, наконец, что земля его не может исправлена и в лучшее состояние приведена быть, в котором предрассудке затвердев, и остается всегда в пределах прежнего своего обыкновения; хотя немногие примечания и опыты могли бы его в возможности исправления земель своих удостоверить, так и к сысканию удобных к тому средств, порядок и след показать».

Он высмеивал и тех, кто в своих хозяйствах слепо заимствовал приемы земледелия из других мест и, получая плохой результат, винил не себя, а землю или новые методы. Особенно негодовал Андрей Тимофеевич против помещиков, побывавших за границей или начитавшихся зарубежных экономических руководств, которые пытались внедрить в свои хозяйства иностранную сельскохозяйственную практику без учета условий земледелия в России. Вполне естественно, результаты у таких «хозяев» оказывались плачевными. Кроме того, на основе подобных данных делались выводы о том, что земли не способны к улучшению или что новые методы хозяйствования не эффективны и лучше работать по старинке, «как наши отцы и деды».

Болотов обращал внимание на то, что почвы даже в пределах небольшого района могут различаться между собой и хозяину, желающему получать от своей земли максимальную отдачу, необходимо уметь распознавать почву.

Ученый писал: «Опыты нам доказывают, что земли по многоразличию своих свойств и качеств требуют не только различного себе удобрения, но и различного порядка, наблюдаемого при производстве самого земледелия. Не всякая земля может одними средствами удобрена, и не всякая одним порядком уработываема быть. Все должно согласоваться с ее свойствами и качествами. А сие не доказывает ли еще более нам важности разбирания помянутых свойств и качеств и что на узнании оных должно все наше земледелие основаться, буде хотим землями своими наивыгоднейше пользоваться».

Ученый не скрывал того обстоятельства, что определение свойств и качеств почвы представляет собой не простую задачу и что трудности анализа служат главным препятствием для этого. Тем не менее Болотов считал, что при большом желании и настойчивости, особенно имея специальное руководство, каждый хозяин может изучить свои почвы и, таким образом, узнать, в чем каждая из них нуждается.

Сам Андрей Тимофеевич рекомендовал два способа определения почв. Первый — по внешнему виду почвы: цвету, тяжести, плотности, запаху. Но он подчеркивал, что такое определение — ориентировочное, грубое, так как иногда одинаковые по внешнему виду почвы могут значительно отличаться по своим свойствам.

Болотов писал: «Разная пропорция в смешении составляющих землю разных частичек и некоторые другие обстоятельства причиною тому, что между землями, одинаковой наружной вид имеющими, уже великая разница бывает, и они не все произрастания с одинаковым успехом производят».

Ученый отмечал, что второй способ распознавания почв более надежен — это опыты и наблюдения. Ему Болотов придавал огромное значение. Широко пользовался им сам и при каждом удобном случае призывал к тому же других сельских хозяев.

Он писал: «По мнению моему, желающий качества земель своих узнать сельский домостроитель наинадежнейше поступит, буде то из предпринимаемых разных опытов примечать станет. Правда, хотя и можно о доброте земли по наружному ее виду, тягости, рыхлости и другим приметам много уже заключить; однако присовокупленные к тому опыты и примечания могут тверже в том удостоверить. Я говорю, чтоб стараться через опыты узнавать, какой хлеб, какая земля и с каким успехом и при каком уработывании производит наилучше».

Изучая почвы, Андрей Тимофеевич всегда тщательно вел журналы наблюдений. Он никогда не надеялся на память, хотя и не жаловался на ее слабость. По его мнению, записи в дневнике или журнале гораздо надежнее фиксировали сведения.

Имея обыкновение систематизировать объекты исследований, Болотов решил составить классификацию почв. Анализируя деление их, которое в то время применялось практиками, он отмечал, что все хозяева легко распознают черноземы и подзолистые почвы, песчаные и глинистые земли, а также переходные между ними.

Кроме того, встречалось деление почв на хорошие, средние и плохие. Однако многие хозяева, указывал Болотов, и сами не знали, как сформулировать понятие о хороших или плохих почвах. Вернее, они обращали внимание только на внешнюю сторону определения. Если почва дает высокий урожай — она хорошая. Если при тех же условиях хлеб родится плохо — почва плохая.

Иногда классификацию почв связывали с количеством внесенного навоза: унавоженные почвы или нет, причем первые отождествлялись с хорошими, а вторые — с плохими.

Болотов пробовал классифицировать почвы по механическому составу на тяжелые и легкие, а также по химическому составу. В одной из своих статей он писал: «Земель есть следующие три главные рода, а именно: 1) Алкалиническая, которая ... не набралась еще приметно кислоты. 2) Кислая ... 3) Стиптическая, то есть такая, которая ни кисла, ни алкалитическа».

Андрей Тимофеевич уже в то время знал о значении кислотности почвы для роста растений. Естественным процессом для почв Нечерноземной зоны он считал закисление, которое сопровождается ухудшением их плодородия.

Болотов разработал также и объективные приемы анализа почв. С помощью его методов стало возможным определять способность почвы к набуханию, ее влагоемкость. О количестве солей в почве Болотов предлагал судить по наличию осадка, образующегося после выпаривания водного настоя почвы.

Учил Андрей Тимофеевич сельских хозяев и более сложным анализам, таким, например, как определение кислотности почвы. Рекомендации его сводились к следующему. Нужно было кипятить почву в воде, затем охлажденный раствор фильтровать через сукно, чтобы он стал прозрачным. После этого к нему необходимо было добавить сок из цветков, имеющих фиолетовую окраску (фиалка, ирис). Если раствор окрашивался в зеленый цвет, почва имела щелочную реакцию, появление красной окраски свидетельствовало о том, что почва кислая.

Большое значение Болотов придавал рельефу местности и экспозиции склонов, поскольку эти элементы в значительной мере определяют освещение, нагревание, влажность участка, защиту его от ветров (главным образом от северных и восточных), а также от размывания поверхности. С учетом экспозиции склона он рекомендовал, например, размещать сады (использовать преимущественно южные, избегать северных).

С помощью повседневных наблюдений Болотов установил связь такого важного фактора урожайности растений, как вода, с рельефом местности. Он доказал, что пониженные элементы рельефа лучше других обеспечиваются водой как за счет подпочвенных источников, так и атмосферных осадков. Исходя из этих соображений, ученый давал земледельцам разумные советы. Например, Болотов рекомендовал выращивать капусту на пойменных участках, так как это растение нуждается в огромном количестве воды. В то же время он писал, что озимая пшеница плохо переносит зимовку, если осенью находится в условиях переувлажненной почвы. Поэтому Андрей Тимофеевич считал обязательным элементом агротехники этой культуры отведение излишков дождевой воды с пониженных мест. Для этого он предлагал устраивать отводные канавки.

Вода, помимо своей неоценимой положительной роли в сельском хозяйстве, может представлять большую опасность для него. Болотов не мог обойти своим вниманием это обстоятельство. Ему часто приходилось видеть, как после сильных ливневых дождей потоки воды неслись по склонам, разрушая их поверхность, размывая овраги и унося массу самой плодородной почвы.

В работах Андрея Тимофеевича можно найти много рекомендаций по предохранению почв от водной эрозии. Особое значение он придавал борьбе с развитием оврагов. Для того, чтобы не допускать образования новых оврагов на распаханных склонах после сильных дождей, ученый советовал сразу же заделывать образовавшиеся промоины.

Кроме того, Андрей Тимофеевич рекомендовал укреплять уже имеющиеся овраги, чтобы не допускать дальнейшего их увеличения. В этом отношении большой интерес представляет его статья «Мысль о водороинах», в которой он излагал имеющуюся практику и свои предложения по укреплению оврагов.

По мнению Болотова, первым делом необходимо позаботиться о том, чтобы вода не втекала в овраг во многих местах, что создает многочисленные разрушения. Для ограничения ее притока он разработал специальную систему отводных канавок.

Андрей Тимофеевич рекомендовал делать берега оврагов как можно более отлогими и засевать их многолетними травами, корневая система которых закрепляет почву. Он подчеркивал, что это мероприятие дает двойную выгоду, поскольку надземная часть трав будет служить дополнительным источником корма или в виде пастбища, или путем скашивания на сено.

Особое значение Болотов придавал укреплению вершин оврагов. Он писал, что, так как размывающее действие воды может не позволить их естественного зарастания или закрепления с помощью посева семян трав, более целесообразно применять уже готовую дернину. Ученый советовал пласты дерна укладывать на сделанные отлогими берега вершины оврага не рядом впритык, а друг на друга, начиная снизу, в виде лестницы, чтобы вода не проникала в землю и не размывала ее. На некотором расстоянии от начала оврага ученый советовал устраивать защитные барьеры в виде плетней, обвалованных с обеих сторон каким-либо подручным материалом.

Эти рекомендации сохраняют силу и в наше время.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
© Морозова Елена Владимировна, подборка материалов, оформление; Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001–2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://berrylib.ru/ "BerryLib.ru: Садоводство"

кофе италия saeko, значит не итальянский в москве